Тема: Предпосылки и закономерности международной экономической интеграции

  • Вид работы:
    Реферат
  • Предмет:
    Мировая экономика, МЭО
  • Язык:
    Русский
  • Формат файла:
    MS Word
  • Размер файла:
    12,02 Кб
Предпосылки и закономерности международной экономической интеграции
Предпосылки и закономерности международной экономической интеграции
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!














Реферат

Предпосылки и закономерности международной экономической интеграции

Расширение региональной интеграции в XX веке

Согласно общему определению, интеграция представляет собой объединение отдельных частей в некую новую совокупность. Определения же, принятые в науке и носящие более прикладной характер, можно разделить на два вида. Формулировки первого вида отталкиваются от фактического опыта стран. К ним относятся определения Ю. Шишкова, Н. Левинцева и В. Харламова, а также В. Молле. Сводятся они к тому, что региональная интеграция представляет собой процесс пошагового хозяйственного объединения стран, слияния национальных рынков товаров и услуг, рынков капитала.

Определения второго вида основываются на определённых теоретических моделях и потому имеют расхождения друг с другом. К теоретическим моделям относятся неофункционализм (взаимосвязанность всех сфер современного общества является причиной интеграции), европейский федерализм (интеграция имеет чёткую цель - объединение Европы и создание наднациональных органов власти), а также теория коммуникаций (интеграция обусловлена наличием тесных связей между объединяющимися странами-партнёрами, и эти связи гораздо прочнее внутри группировки, нежели с третьими странами; цель интеграции - формирование сплочённого общества с общими ценностями).

Основываясь на приведённых выше определениях, профессор МГИМО Ольга Буторина предлагает своё определение региональной интеграции: «региональная интеграция представляет собой модель сознательного и активного участия группы стран в процессах стратификации мира, обусловленных глобализацией». Данное определение в наибольшей степени подходит для объяснения процесса объединения стран в рамках Транстихоокеанского партнёрства.

Развитие региональной интеграции уже идёт на протяжении более чем 150 лет. В середине XIX века она сыграла значительную роль в возникновении Германской империи. Одним из факторов являлся Германский таможенный союз, формировавшийся на протяжении достаточно длительного периода. Однако наиболее активное развитие региональной интеграции пришлось на середину XX века, после окончания Второй Мировой войны. В этот период сформировался таможенный союз Бельгии, Нидерландов и Люксембурга - Бенилюкс. С момента вступления в силу Таможенной конвенции (1 января 1948 год) были сняты все торговые барьеры между этими тремя государствами, а в отношении третьих стран был введён единый таможенный тариф.

В 1957 году были подписаны Римские договоры между Италией, Францией, Бельгией, ФРГ, Нидерландами и Люксембургом, которые учредили Европейское экономическое сообщество (ЕЭС) и Евратом. Договор о ЕЭС включал в себя отмену таможенных барьеров, ликвидацию препятствий свободному движению товаров и услуг, капитала, также устранение преград свободному передвижению людей, формирование общей торговой политики и многое другое. Также интеграционные процессы протекали в Западном полушарии. В 1992 году было подписано соглашение Североамериканской зоны свободной торговли (НАФТА) между тремя странами - Соединёнными Штатами Америки, Канадой и Мексикой. Оно вступило в силу 1 января 1994 года и охватило такие области как торговля товарами и услугами, права интеллектуальной собственности, движение капитала, а также сотрудничество в трудовой и экологической сферах.

На сегодняшний день процесс формирования региональных торговых соглашений продолжается, но он вышел на совершенно новый виток развития - создание мегарегиональных торговых соглашений.

транстихоокеанский партнёрство мегарегиональный торговый

Закономерности возникновения мегарегиональных торговых соглашений

В XX веке активно происходил процесс либерализации торговли и снижения тарифов. После Второй мировой войны в результате подписания ГАТТ в 1947 г. утвердился новый многосторонний формат торговых переговоров. Позднее главные инициаторы учреждения Всемирной Торговой Организации - Соединённые Штаты и Европейский Союз - настаивали на «пакетном подходе», то есть необходимости обсуждать и принимать сразу все пункты, которые находятся на повестке раунда. При этом на практике в ВТО все соглашения принимаются консенсусом. Такая система приводит к крайне длительному процессу дискуссий и переговоров, а особенно в условиях, когда каждая страна отстаивает свои интересы.

В рамках стартовавшего в 2001 году Дохийского раунда многосторонних переговоров обсуждались вопросы соблюдения прав интеллектуальной собственности, либерализации услуг, дальнейшее снижение тарифов и субсидирование национальных производителей. Затем по инициативе Японии и Европейского Союза стороны переговоров приступили к разработке правил в новых сферах, таких как конкуренция, инвестиционная политика, прозрачность систем государственных закупок, гармонизации торговых процедур. Таким образом, круг вопросов расширился, и переговоры затянулись. При этом Доха раунд выявил значительное расхождение позиций развивающихся и развитых стран касательно будущего Всемирной Торговой Организации. В то время как развитые страны хотели бы расширить круг компетенций ВТО такими областями как трудовые стандарты, инвестиции, желания развивающихся держав заключается в ограничении сфер компетенций ВТО товарами и услугами. И вот Дохийский раунд переговоров длится по сей день без каких-либо чётких перспектив окончания.

Помимо этого, сегодня торговля вышла на совершенно новый качественный уровень - границы стран пересекают не только иностранные товары и услуги, но целые производства. Однако новый качественный уровень требует новых правил, которые отвечали бы вызовам сегодняшнего дня. В прошлом веке ГАТТ регулярно писала все необходимые правила, но постепенное расширение торговли потребовало новых правил, которые охватывали бы куда более широкий круг вопросов. С этой задачей Всемирная Торговая Организация в последние годы не справляется.

Именно такие обстоятельства привели к тому, что теперь государства предпочитают решать вопросы регулирования торговли на региональном уровне. Во-первых, в этом случае достичь договорённостей проще. Во-вторых, можно вводить более строгие обязательства, чем те, которые приняты в ВТО, или новые, которых ещё нет в рамках ВТО. В-третьих, в рамках региональных торговых соглашений (РТС) можно согласовывать льготы, которые будут распространяться только на ограниченный круг стран. Этот пункт носит определённый политический аспект, поскольку за предоставление тех или иных льгот, к примеру, беспошлинный доступ на рынок страны, можно многое попросить у стран-партнёров. Если же предоставлять эту льготу в рамках Всемирной Торговой Организации, то, согласно принципу РНБ, её надо будет распространять на всех участников Организации, что нивелирует политические преимущества от подобного торга. Это и побуждает государства создавать РТС, число которых заметно возросло .

Вместе с количественным изменением РТС происходит и качественное - возникают мегарегиональные торговые соглашения (МРТС). Из самого словосочетания «мегарегиональные торговые соглашения» интуитивно понятно, что речь идёт о масштабных соглашениях, включающие страны из разных регионов. Однако, всё же стоит определить какие международные торговые соглашения могут быть классифицированы как мегарегиональные. Поскольку сам этот термин может трактоваться достаточно широко, то стоит чётко определить признаки, которые должны быть присущи мегарегиональному торговому соглашению. Для этого в данной работе используются критерии, представленные исследователями Питером Дрэйпером и Саймоном Лэйси:

)В рамках МРТС должно осуществляться как минимум 25% мировой торговли;

)МРТС заключается как минимум между тремя странами и/или региональными группировками;

)МРТС имеет «богатую» нормативную базу. Другими словами, нормативной база должны выходить за рамки действующих норм ВТО.

На сегодняшний день к МРТС относятся ТТИП (Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнёрство), ТТП (Транстихоокеанское партнёрство) и ВРЭП (Всеобъемлющее региональное экономическое партнёрство).


Краткая история формирования Транстихоокеанского партнёрства

В период с 2002 по 2005 года три страны - Новая Зеландия, Чили и Сингапур - в рамках саммитов АТЭС проводили переговоры по вопросу более тесного экономического сотрудничества. В апреле 2005 года к переговорам присоединился Бруней. Чуть позже, летом 2005 года на встрече министров торговли АТЭС данная «тихоокеанская четвёрка» объявила о подписании соглашения о Транстихоокеанском стратегическом экономическом партнёрстве, которое вступило в силу в 2006 году, однако переговоры по сфере финансовых услуг и инвестиций были отложены на два года. По сути это было первое в своём роде соглашение о создании зоны свободной торговли, объединившее три региона: Океанию, Южную Америку и Восточную Азию.

В марте 2008 году Соединённые Штаты присоединились к переговорам «тихоокеанской четвёрки» по финансовым услугам и инвестициям. Как указывалось в годовом отчёте президента США за 2008 год, присоединение к Партнёрству повысит конкурентоспособность американских компаний в АТР, в котором наблюдается рост преференциальных торговых соглашений между конкурентами Соединённых Штатов, а также развитие инициатив региональной экономической интеграции без участия США. Безусловно, помимо экономических причин существовали геополитические - реакция на растущие силы и влияние Китая в данном регионе.

Затем в сентябре 2008 года Штаты возглавили переговоры о расширении Транстихоокеанского партнёрства и пригласили Австралию, Перу и Вьетнам присоединиться к соглашению. В марте 2010 года 8 стран - США, Австралия, Перу, Новая Зеландия, Чили, Сингапур, Бруней и Вьетнам как ассоциированный член - провели первый раунд переговоров по разработке соглашения ТТП. При этом страны договорились, что никаких «наблюдателей» не должно быть. В 2010 году на саммите АТЭС в Японии Вьетнам объявил о своём желании стать полноправным участником переговоров. Остальные 7 стран-участниц одобрили такое решение. Предоставление Вьетнаму статуса полноправного члена имело две логичные причины. Во-первых, присоединение Вьетнама усложнило структуру Партнёрства: с этого момента ТТП нельзя было рассматривать как некий «клуб богатых стран». Это был сигнал другим развивающимся странам о том, что возможности присоединения открыты. Во-вторых, участники переговоров получали доступ к быстрорастущему рынку Вьетнама в 85 млн человек.

После предоставления Вьетнаму статуса полноправного участника, Малайзия заявила о желании присоединиться, и была приглашена к участию в переговорах. Немногим ранее США и Малайзия проводили переговоры по двустороннему соглашению о свободной торговле, которые не увенчались успехом из-за разногласий стран по некоторым вопросам. Любопытно, что тогдашний Торговый Представитель США Рон Кирк, разъясняя почему пригласили Малайзию, с которой переговоры оказались неудавшимися, отметил, что «Малайзия, проводящая обширную внутреннюю экономическую реформу, заверила нас в том, что готова заключить высококачественное соглашение, включающее вопросы, которые остались нерешёнными в ходе двусторонних переговоров». Если сказанное в заявлении верно, то Соглашение о ТПП предоставит Штатам ещё одну возможность добиться от экономических отношений с Малайзией того, чего они хотят, а также отстоять желаемые позиции.

В 2011 году на саммите АТЭС в Гонолулу упомянутые 9 стран официально заявили о формировании торгового блока - Транстихоокеанского партнёрства (начиная с этого момента, слова «стратегическое» и «экономическое» были удалены из названия). В этом же году Мексика и Канада объявили о своём намерении присоединиться к торговому блоку, а начиная с 2012 года, стали полноправными участниками переговоров. В марте 2013 года к переговорам присоединилась Япония.

Отдельное внимание стоит уделить процессу переговоров по учреждению Транстихоокеанского партнёрства, который проходил по американским стандартам и шаблонам. Для них характерно следующее: Соединённые Штаты с самого начала определяют «запретные» темы, по которым они занимают жёсткую позицию. Это, к примеру, трудовая миграция. Далее Штаты строго обозначают сектора, которые они будут защищать: правила происхождения текстильных товаров, производство молочных продуктов, сахара. Причина, по словам американцев, заключается в сильном давлении внутри страны. В таких областях компромисс достигается очень медленно и чаще всего частично. Основным содержанием подхода США являются снижение барьеров в торговле, либерализация, формулировка правил внешней торговли, а также вопрос государственной политики регулирования - дискриминация иностранных компаний на внутреннем рынке.

Присоединение новых участников поспособствовало возникновению многих трудноразрешимых проблем и противоречий в процессе разработки совместных решений. При этом на темпы переговоров повлияла необходимость для таких развивающихся стран как Перу, Малайзия и Вьетнам тщательно взвешивать выгоды и потери от участия в ТТП. С одной стороны, они получали практически беспошлинный доступ на рынки развитых стран, а также устраняли вероятность оказаться за рамками «высококачественного партнёрства XXI века». С другой - внедрение стандартов развитых страны в областях охраны труда, охраны окружающей среды и защиты прав интеллектуальной собственности несут определённые риски развивающимся странам.

Помимо этого, можно выделить четыре ключевых вопроса, которые тормозили переговорный процесс. Во-первых, это фармацевтическая область. Больше половины крупнейших фармацевтических компаний находятся в США, где срок действия патентов составляет 12 лет. Такой длинный период эксклюзивного пользования позволяет компенсировать затраты на разработку препарата, которые достигают примерно 1,2 млрд долл. Однако остальные участники переговоров настаивали на более коротком периоде - максимум 8 лет, а Австралия настаивала на пятилетнем периоде.

Во-вторых, это сектор производства молока. В данном случае Канада хотела исключить этот сектор из Соглашения, поскольку на данный момент ввоз молочной продукции облагается пошлиной в 248,95%, а радикальное снижение пошлины для остальных 11 участников сильно ударило бы по местным производителям. Новая Зеландия в свою очередь имеет диаметрально противоположные интересы - молочная продукция составляет 7% от всей экономики Новой Зеландии и более 25% от всего экспорта. При этом Австралия поддерживала Новую Зеландию.

Третья проблемная зона - автомобильная отрасль. Автомобильное производство в развитых странах всегда находилось под особой защитой государства. Автомобильный сектор в Японии является наиболее закрытым: доля проникновения импорта составляла 5,6% в 2012 году - 30-е место в ОЭСР. Рынок США более открыт, но всё же ввоз легкогрузовых автомобилей облагается 25% пошлиной, а ввоз легковых автомобилей и запчастей - 2,5%. Заключение же Соглашения о ТПП обещало серьёзную либерализацию в этой области.

Четвёртый вопрос - текстиль. В рамках ТТП обговаривались правила происхождения: беспошлинный ввоз будет распространяться исключительно на текстильную продукцию, которая полностью состоит из компонентов, произведённых на территории стран-членов ТТП. Такие условия создают определённые трудности Вьетнаму, поскольку он будет вынужден закупить у Китая тканей на 4,7 млрд. долл., чтобы производить все компоненты. При этом такие условия повлекут существенные изменения в крупных многоотраслевых логистических цепочках, на создание которых компании потратили не одно десятилетие.

Однако, несмотря на сложности переговорного процесса, в октябре 2015 г. было объявлено о заключении соглашения, а 4 февраля 2016 г. министры торговли 12-ти стран-членов ТТП подписали Соглашение о Транстихоокеанском партнёрстве.

Формирование Транстихоокеанского партнёрства является естественным процессом в условиях, когда международная торговля выходит на новый качественный уровень, регулирование торговли требует новых правил, а нормативно-правовая база Всемирной Торговой Организации не способна отвечать новым вызовам глобальной торговли. Затянутость, тупик Дохийского раунда переговоров, чрезмерная сложность принятия решений в рамках ВТО - всё это приводит к тому, что страны начинают искать более эффективные способы регулирования торговли.

По своему характеру ТТП действительно является «торговым соглашением XXI века». При этом пока нет поводов говорить о коллизии норм ТТП и ВТО - Соглашение дополняет правовую базу Организации, но не противоречит ей. В рамках ТТП закрепляются правила в таких сферах как охрана окружающей среды, защита трудовых отношений, телекоммуникационные услуги, электронная коммерция, противодействие коррупции. Соглашение о ТТП регулирует деятельность назначенных монополий и государственных предприятий. В некоторых областях нормы Партнёрства гораздо жёстче, чем в ВТО. К таковым относятся правила происхождения товаров, трансграничная торговля слугами, торговля текстильной продукцией, регулирование деятельности назначенных монополий, государственных предприятий, регулирование государственных закупок, торговых аспектов прав интеллектуальной собственности. В Соглашении прописана широкомасштабная ликвидация таможенных пошлин, но с индивидуальным подходом к чувствительным товарным секторам стран-участниц и их уровню экономического развития. Все нормы, стандарты и обязательства ТТП направлены на достижение одной цели - формирование институционально однородной среды.

Если Соглашение будет ратифицировано, то оно непременно окажет значительное влияние на глобальную систему регулирования торговли. Оно, безусловно, несёт риски фрагментации торговой системы, и его ратификация может послужить дополнительным импульсом к формированию других мегарегиональных торговых соглашений - ТТИП и ВРЭП. Вместе с тем ТТП открывает новую перспективу развития регулятивных норм и правил торговли, которые в дальнейшем могут стать нормами многосторонней системы. Для реализации подобной перспективы, а также устранения риска фрагментации торговли вероятно потребуется изменения в самой ВТО. Вместе с ТТП Организация сможет создать многоопорную торговую систему, которая будет в состоянии обеспечить порядок и гармоничное развитие глобальной торговли.

Продвинутый характер Транстихоокеаснкого партнёрства не мешает ему быть открытым для присоединения других стран. Однако вступление в ТТП не может быть простым - потенциальным членам необходимо быть готовыми к принятию высоких стандартов и обязательств Партнёрства. Более того, странам может потребоваться проведение реформ на законодательном уровне, а в случае с Китаем - быть готовым пройти предварительные переговоры с Вашингтоном.

На момент написания данной работы, к сожалению, трудно сказать, как пойдёт процесс ратификации Соглашения. Весной 2016 г. действующий президент Б. Обама столкнулся с определенными трудностями, пытаясь добиться быстрой ратификации Соглашения о ТТП в Конгрессе. Кандидаты в президенты Х. Клинтон и Д. Трамп (от демократической и республиканской партии, соответственно) отличились рядом критических высказываний в отношении ТТП. В случае, если США, будучи локомотивом Партнёрства, не ратифицируют Соглашение, то велика вероятность, что многие страны-участницы могут последовать их и примеру, и тогда под угрозой окажется вступление Соглашения в силу.

В случае же успешной ратификации Соглашения членами ТТП мировое сообщество станет свидетелем процесса изменения архитектуры глобальной торговой системы и её выхода на новый уровень развития. Каким образом сложится судьба ТТП - покажет время. Но даже провал ратификации Соглашения о ТТП не остановит процесс формирования МРТС.

Литература

)Генеральное соглашение по тарифам и торговле 1994 г. // Всемирная Торговая Организация.

)Генеральное соглашение по торговле услугами // Всемирная Торговая Организация.

)Кадочников П.А., Стапран. Н.В. Транстихоокеанское партнёрство: основные обязательства участников и последствия для международной торговли. - Российский внешнеэкономический вестник, 2016, №2.

)Костюнина Г.М. Транстихоокеанское стратегическое партнёрство: расстановка сил и роль в формировании региональной зоны свободной торговли в АТР. - Вестник МГИМО-Университета, 2012, №4.

)Кулик С. О межрегиональных интеграционных объединениях. - Аналитический бюллетень Института Современного Развития, 2014, № 10.

)Масленников Н. Мировая экономика в колее торможения. - Аналитический бюллетень Института Современного Развития, 2014, № 10.

)Медведков М.Ю. Основы торговой политики и правила ВТО. М.: Международные отношения, 2005.

Похожие работы

 

Не нашел материала для курсовой или диплома?
Пишем качественные работы
Без плагиата!